Среда
22 августа 2018г.
04:08
место для соц сетей
 
Свежий выпуск
№32 от 17.08.2018
№ 32 (83)
 
Социальные сети
Поделиться газетой «Диалог»
 
Братчиков из деревни Братчиково
Участнику Великой Отечественной войны Борису Михайловичу Братчикову в нынешнем году, в феврале, исполнилось 94 года. О своем участии в войне он говорит скромно: «В боях я очень мало был, всего две недели повоевал – в Белоруссии».

Меж тем, готовясь к встрече с ветераном, из архивных документов Министерства обороны РФ я узнал, за что Борис Михайлович, воевавший в составе сформированного в феврале 1944 года 1296-го самоходно-артиллерийского Калинковичского полка, был награжден медалью «За отвагу».

«Наводчик СУ-85 первой батареи младший сержант Братчиков Борис Михайлович в боях за овладение опорными пунктами противника на Бобруйском направлении с 24 по 29 июня 1944 г. во взаимодействии с огневым расчетом огнем из орудия уничтожил до взвода пехоты и одно орудие противника, совместно с батареей подавил артбатарею противника, чем способствовал общему стремительному наступлению наших частей», - говорится в документе. 

- Было дело? - спрашиваю Бориса Михайловича.

- Было, - подтверждает он. – Вы напомнили – я вспомнил. Те свои действия я подвигом не считал, воспринимал их, как обычную военную работу. И вот ко мне, стирающему на озере гимнастерку, подбегает товарищ и сообщает, что меня вызывает командир. Прихожу – мне вручают медаль.

Деревенские будни

Родился Борис Михайлович в деревне Братчиково Кировской области. В 1929 году вместе с семьей переехал в Сибирь, в Асиновский район Томской области. Жил и учился в селе Минаевка. Девятый класс окончил в Асине, в десятый класс так и не пошел. «Все-таки далеко эта школа находилась от нашей деревни, семья большая – не под силу было меня учить», - говорит ветеран. 

У Бориса к тому времени было уже шесть сестер. Родители держали полное хозяйство: лошадку, корову, овец, свиней, куриц. Правда, чуть позже кобылку с жеребенком пришлось отдать в организованный колхоз, где отец стал трудиться бригадиром, а мать - на разных работах. 

«Жеребенок ручной был, - улыбается ветеран. - Стадо бежит. Только крикну: «Дружный!» - сразу бежит ко мне. Потом как вкопанный встанет и смотрит на меня. Да, родители успевали со всем управляться. Отец, будучи хорошим портным, еще ездил по деревням людей обшивать. Зиму так поработает, потом воз муки везет домой. 

Тот год, тридцать первый, голодным был, даже в Сибири это ощущалось. Но, слава Богу, мы не жили впроголодь, по крайней мере, пока отец был. Его в 42-м призвали в армию. Из военного городка под Новосибирском он писал, что учится на отделенного, то есть – на командира отделения. После этих курсов его отправили на фронт под Ленинград. И там он  моментально исчез в болотах, где полегло много наших солдат, – пропал без вести».  

Доброволец

Борис, успевший до войны поработать на Асиновском лесоперевалочном комбинате брокером круглого леса, а с ее началом - подать заявление и в семнадцатилетнем возрасте призваться добровольцем в армию, уже к этому времени постигал азы воинской службы.

Сначала он был направлен на обучение в Иркутскую военную авиационную школу механиков. Но в авиации ему не пришлось служить. «Закончили мы курс обучения, сдали  уже курсовые экзамены. Оставалось месяц заводской практики пройти и государственные экзамены, - рассказывает Борис Михайлович. - И весь наш набор, а в учебке было порядка шести тысяч курсантов, раскидали по наземным войскам. Почему так? Потому что авиационных специалистов было много, а авиации мало».

Так Братчиков попал в учебный танковый полк Забайкалья, расположенный в Бурятии, который затем перевели в Читу.

«Нас, костяк иркутян, командир батальона держал до декабря 43-го, пока была угроза нападения Японии, - вспоминает участник войны. - А потом нас отправили на фронт, точнее, сначала – в Свердловск, в учебную самоходно-артиллерийскую бригаду на двухмесячную переподготовку. Потом там мы получили самоходки и – на Западный фронт. На узловой станции Рудня, это между Витебском и Оршей, разгрузились. Перетрясли наши экипажи, заменили нас на опытных бойцов. Я остался в резерве, который затем посчитали лишним. Меня снова отправили в Свердловск, правда, уже на более короткий срок. Там, в запасном  полку, мы дождались очередного выпуска, получили самоходки «Советский старатель», и нас отправили на Белорусский фронт, под Бобруйск».   

Отметим, что за все свое «учебное» время Борис Братчиков освоил самоходную артиллерию. Осенью 43-го производство самоходно-артиллерийских установок значительно выросло, и прежняя учебная база уже не могла обеспечить подготовку необходимого количества самоходчиков. Поэтому 1-я (г. Горький) и 5-я (г. Свердловск, где проходил обучение Братчиков) учебные танковые бригады, готовившие экипажи для танковых частей и соединений, были реорганизованы в 1-ю и 5-ю учебные самоходно-артиллерийские бригады. На эти бригады, состоявшие из двух-трех учебных и одного запасного самоходно-артиллерийских полков, возлагалось формирование маршевых батарей. Учебные полки готовили механиков-водителей, командиров орудий и заряжающих.

Боевое крещение

«Только прибыли мы на фронт и через два-три дня пошли в бой. 23 июня 1944 года началась операция «Багратион», - продолжает рассказ ветеран. - Три города мы брали - Бобруйск, Минск и Барановичи. Честно говорю, страшно мне не было. Думаю, останусь живой, значит, останусь. Нет – такова судьба. Сложней всего освобождать было, конечно, Минск. Барановичи-то мы обходом шли, севернее прошли. В бою за этот город я и получил ранение. 

А дело было так. Я остался за командира самоходки, которого отправили сопровождать технику в Ленинград для ремонта. По дороге у нашей самоходки случилась неполадка то ли с двигателем, то ли с трансмиссией. Зампотех подшаманил технику немного, но мы отстали от основной колонны. Догнали своих, когда уже начался бой. Штабной офицер отправил нас на левый фланг, чтобы немцы не обошли здесь наши войска. 

Мы выехали на поле ржи. Я приказал маскироваться. Неподалеку шли коноводы с косой. Заряжающий говорит: «Сейчас возьму у них литовку и накошу ржи – замаскируем технику. Но, видимо, блеск косы на рассвете заметили немцы. Раздался всего один выстрел. Снаряд разорвался перед нами. Заряжающему оцарапало подбородок, меня ранило в ногу. А зампотеха до медсанбата мы так и не довезли…»   

На лечение Братчиков был отправлен в город Винницу. После выписки из госпиталя его сначала направили в Польшу, в запасной полк, где он пробыл всего несколько дней, а затем – в Киев на обучение. 

В декабре 1945 года он окончил 2-е Киевское краснознаменное училище самоходной артиллерии в звании младшего техника-лейтенанта. Был направлен в Челябинск, где получил управление тяжелым танком  ИС-3, после чего был перенаправлен в города Западной Украины – Дрогобыч и Стрый (где получил должность заместителя командира роты по технической части). 

В ноябре 1947 года Бориса Братчикова направили в Германию по замене офицерского состава. На родину вернулся через год. 

Спрашиваю: «Как питались на войне?»

«Эти две недели, что я был в боях, мы своей кухни не видели. Жили на подсобном, – говорит Борис Михайлович. - Давали НЗ–пайки: свиная тушенка, галеты, какие-то концентраты. Вот ими и кормились. Иногда еще трофеями жили. Прихватывали на станциях вагоны с мукой, маслом, сахаром, которые немцы не успели отправить. Оттуда нагрузимся продуктами. Хозяйственник увидел: «Что это за цыганский табор?! Сдать на склад!» Сдадим, но мешок муки, сахара, ящик масла себе все равно оставляли».

Мир, труд, семья

Основная его трудовая деятельность прошла на Асиновском леспромхозе, где он отработал 35 лет. «Устроился в лес-промхоз, - рассказывает Борис Михайлович. - Сначала направили меня на курсы электромехаников передвижных электростанций. Закончив их, работал там на электростанции. И слесарил, и механиком, и начальником депо узкоколейной железной дороги был. Все должности, какие надо было, прошел. 

Привезли путевые перекладчики. Кому осваивать? Братчикову.

Затем поступил в Томский электромеханический техникум. После его окончания меня  назначили энергетиком леспромхоза, затем – старшим энергетиком, главным энергетиком».

Со своей будущей женой Марией Андреевной он познакомился тогда, когда работал первый год на передвижной электростанции, а именно - на спецзаводе, где готовили лыжную болванку (подразделение лесопункта асиновского леспромхоза). 

«Я работал механиком, она – старшим бухгалтером лесопункта», - уточняет он.

«А как бухгалтер на механика-то посмотрела?» - спрашиваю его.

«Как-как. Я еще, знаешь, был – во! - показывает большой палец. - Видный парень!»

«Мама рассказывала, за ним все девки бегали. Говорит, он был такой чернявый, кучерявый, волосы волнистые. Стройный. Такой красавец!» - вступает в разговор его дочь Людмила Борисовна. 

«Да, мне стоило только моргнуть и – все», - смеется Борис Михайлович. 

Как он подтвердил, у него с женой, которая рано умерла, в 1995 году, была любовь с первого взгляда, и жили они впоследствии дружно и счастливо.   
«А кто в доме был хозяин?» - задаю очередной вопрос о семейной жизни.

«Жена, - уверенно произнес Борис Михайлович. - Я доверял ей все хозяйство. Она молодец была, хозяйка хорошая».

«Там не понять, кто у них вообще главный был, - говорит Людмила Борисовна. - У мамы еще отец с матерью были – колхозники, которые раньше работали за трудодни, пенсию не получали. Так папа решил, что они будут жить с ним. Хотя рядом жил их сын. Они сказали: мы ни к кому не пойдем, будем жить у Бориса».

«Они по восемь рублей могли пенсию получать, но не стали ее оформлять, - уточняет ветеран. - Да, я их приютил под крыло. Они со мной жили до самой смерти. Я их обоих похоронил – сначала тестя, а потом тещу». 

Дети – это наше будущее

У Бориса Михайловича три внучки и один внук, три правнучки и правнук и еще один праправнук.

«Это моя правнучка Полина, - показывает на сидящую рядом с ним девушку.
- А  праправнуку уже исполнилось два года. Такой шустряк». 

«Его по жизни все дети очень любят, и чужие – тоже, - замечает дочь Людмила Борисовна. - Бывало, встанет на четвереньки – учит ползать внука. Говорит: ты не умеешь. Давай, смотри, как я это делаю, повторяй за мной. Помню, у нас под окном горка была, на которой дети такие же, как я, катались. Увидят папу, идущего с работы: гурьбой на него залезли и на нем поехали с горки. Мама говорит: опять не дошел до дома – детвора завалила».  

«Он всему учит, чему можно, начиная с карт, заканчивая шахматами, - улыбается Полина. - Кроссворды любит разгадывать, - показывает на большую стопку журналов с кроссвордами. 

«Три таких пачки в год уходит, -  подтверждает Людмила Борисовна. - Он их как семечки щелкает. Сидит и гадает. А ночью, он в это время плохо спит, любит смотреть по телевизору спортивные передачи, особенно биатлон».  

«Этим  видом спорта вы не занимались?» - спрашиваю ветерана.

«Биатлон люблю, но не занимался им. Некогда было» - ответил он.

«Дома – хозяйство. Работа. Когда ему было?- вздыхает Людмила Борисовна. - Еще я со своей учебой. Расскажу про смешной случай. Прихожу однажды домой, вою, плачу: у меня не получается задача. Он спрашивает: «Что орешь-то?» Говорю: «Не получается задача» А он в ответ: «Иди матери дров нанеси – получится». Натаскала дров для печки. Папа говорит: «Садись учить. Теперь мозги проветрились». Села. Получилось». 

День Победы Борис Михайлович, переехавший к дочери в Северск в 1995 году, разумеется, отмечает всегда. Для него это святой праздник. За столом в двухкомнатной квартире соберутся родственники – как правило, двенадцать человек, а то и больше. И все будут поздравлять родного деда с Победой.  

Александр ЯКОВЛЕВ
Фото Автора
                        
                        
Выпуск № 16
Поделиться в соцсетях:

 
Календарь
 
Информация
График работы редакции «Диалог»
понедельник — четверг
9:00 — 18:00

пятница
9:00 — 16:00

Газета выходит каждую пятницу.
Подать объявление и рекламу в текущий номер можно до 11:00 четверга.
 
Погода
ПОГОДА в Томске