Вторник
19 марта 2019г.
07:47
место для соц сетей
 
Свежий выпуск
№10 от 15.03.2019
№ 10 (112)
 
Социальные сети
Поделиться газетой «Диалог»
 
Охотники за караванами
15 февраля исполняется 30 лет со дня вывода войск из Афганистана. О той войне не утихают споры: оправдана ли была интернациональная помощь, стоившая жизни 14 тыс. советских ребят, большинство из которых только вчера окончили школу и строили планы на будущее? Одно бесспорно: эта война изменила судьбу каждого, кто прошел ее горнило. Одних закалила, и они стали по-новому смотреть на этот мир, ценить отношения между людьми. Других, увы, сломала, и они так и не смогли вернуться к нормальной жизни.

Сергей Шестаков, как и многие его одногруппники в техникуме, влюбился в воздушно-десантные войска после просмотра романтического фильма «В зоне особого внимания», записался в ДОСААФ на прыжки с парашютом.

В мае 1985 года Сергей попал в самую большую в Советском Союзе учебную часть ВДВ, находившуюся в литовском городе Гайжюнай.

- Уже через месяц нашей службы в учебке сформировали афганский взвод, - вспоминает Сергей Николаевич. - Оказался я в нем совершенно случайно, ведь я никогда не был активным спортсменом и примерным пионером-отличником, а наоборот, считался далеко не тихим троечником. Но, видимо, судьба так распорядилась… После курилки я зашел в наше подразделение, смотрю, человек сорок пацанов с моей роты стоят в строю, и офицер называет фамилии. Я так и не понял, зачем их собрали, но на всякий случай встал сбоку, чтобы мне не попало. Офицер закончил и спрашивает: «Кого не назвал?» «Меня», - говорю. «Как фамилия?». «Шестаков». Офицер написал меня внизу списка и ушел. Так я оказался в афганском взводе.

Для афганского взвода устраивали дополнительные учения и тренировки по физподготовке, часто поднимали среди ночи для марш-бросков и стрельб. С зависшего на трехметровой высоте вертолета парни десантировались на построенный специально для них небольшой городок из камня и глины, стены которого горели от напалма. Так они учились воевать в условиях, приближенных к реальным. Передвигались десантники в полной экипировке и только бегом: из столовой - в казарму, из казармы - на учения. Причем за плечами постоянно лежали 25 кг песка в десантном рюкзаке. Бойцы даже обедали, не снимая груза. 

- Ротный нам так объяснял причину столь суровых спартанских условий: «Пацаны, мне по барабану, если вы сломаетесь здесь. Главное, чтобы вы выжили там…» И вы знаете, эта подготовка нам действительно сильно помогла в горах. Мы остались живы во многом благодаря ей, - говорит Сергей Николаевич.

- А идеологически вас тоже специально готовили к службе в Афганистане? - интересуемся у Сергея Шестакова.

- Зачем? Мы и так уже были воспитаны советским обществом в духе патриотизма. Да и себе хотелось доказать, что ты нормальный мужик, не трус. Это нормальное мужское желание – пройти испытания самому, не прятаться за чужими спинами. И когда позже мой отец, желая вернуть меня на спокойную службу в Союз, написал в правительство письмо (ему тогда кто-то подсказал, что единственного сына не имеют права забирать в горячую точку), я бате в ответ накатал: «Ты же меня сам учил быть мужиком, так вот и принимай, каким воспитал!» и остался в Афгане.

Это было после четырех месяцев службы в Афганистане. А прилетели молодые десантники в демократическую республику в конце октября 1985 года. Сергею Шестакову тогда было 19 лет. Сначала новобранцев отправили на пересылочную базу под Кабулом, откуда их распределяли по войсковым подразделениям. В палаточном лагере они прошли курс молодого бойца. Каждый день под палящим солнцем по раскаленному песку бегали до стрельбища, до вечера проводили учения, обучались минно-взрывному делу. Им строго-настрого запретили подбирать на улице какие-либо вещи, ведь заминированным мог оказаться любой предмет, будь то авторучка или часы. Часто взрывчатку клали под новенькие двухкассетные магнитофоны.

Десантник Шестаков попал в девятую роту третьего батальона 350-го полка. 

- Нет, это не про нас Бондарчук снял свой фильм «9 рота», - говорит Сергей Николаевич. – Прототипом для фильма стала девятая рота 345-го полка, стоявшего в Баграме. На мой взгляд, в киноленте много наигранного, а некоторые вещи не соответствуют действительности. Взять того же прапорщика-алкоголика, который выдавал оружие с гнутыми стволами. Такого не могло быть, за подобные вещи убивали. Самой откровенной и правдоподобной была первая кинокартина о войне в Афганистане – «Афганский излом» с Микеле Плачидо и Алексеем Серебряковым в ролях. Такое ощущение, что снимал ее тот, кто там служил на самом деле. Другой неплохой фильм, считаю, «Охотники за караванами» с Серебряковым в главной роли. Это про события 1986 года, я как раз служил в это время. В Афганистане искали новейшее американское оружие - зенитно-ракетный комплекс «Стингер», от которого не было спасения, так как его ракеты не реагировали на тепловые ловушки и сбивали цели на высоте до десяти тысяч метров. Помню, тогда подняли всю армию, прочесали весь Афганистан. Тому, кто найдет новейшее оружие, обещали звание Героя Советского Союза. Мы тоже были брошены на поиск «Стингеров», так как наш передвижной батальон часто выполнял ответственные задачи: накрывал караваны с оружием и наркотиками, идущие из соседнего Пакистана, наводил порядок там, где это не могли сделать другие подразделения. Мы тогда целый месяц безрезультатно лазили по горам, а нашли зенитно-ракетные комплексы
сотрудники ГРУ.

Располагался третий батальон в провинции Суруби недалеко от пакистанской границы. Сопка, где находился лагерь, была вся заминирована. Саперы освободили от мин место под палатки, столовую, туалет. В Афганистане к тому времени мины были на каждом шагу. Их устанавливали и моджахеды, и бойцы правительственных войск, и саперы советского контингента. На одной из таких мин в 1985 году подорвался рядовой Николай Кобликов, легенда третьего батальона. Его группа попала в окружение, и был всего один проход - по минному полю. Николай шел первым. На самом краю поля, когда оставалось совсем немного, раздался взрыв… Николай Кобликов был знаменит тем, что в детстве его утвердили на главную роль в фильме «Буратино», и он даже успел сняться в нескольких самых первых эпизодах, но споткнувшись в школе, сломал кусочек зуба, и потому в оставшейся части фильма снимался другой актер – Дмитрий Иосифов.

Сергей Шестаков вспоминает, что у них в роте вообще было очень много талантливых ребят: кто на гитаре играл, кто стихи сочинял, кто рисовал, кто наколки делал, кто парадную форму ушивал-украшал товарищам профессионально, используя лишь иголку с ниткой да древний утюг на углях. При этом парни подобрались далеко не примерные, хулиганистые, но готовые друг за друга в огонь и в воду. 

Что такое настоящее мужское братство, Сергей ощутил только в Афганистане. Здесь даже между офицерами были простые отношения, ведь все под одними пулями ходят. На войне чувство постоянной опасности сплачивает, начинаешь еще больше уважать и любить людей, с кем ты идешь на задание или делишь последний глоток воды из солдатской фляжки.

Это братство, чувство локтя помогало выжить. Сергей Шестаков дослужился до звания старшины и должности заместителя командира взвода, и за все время службы в его взводе не было серьезных потерь. Только двое солдат получили ранение. Один, поскользнувшись, сорвался со скалы и упал с высоты пятиэтажного дома. К счастью, в горах тогда выпало около полуметра снега, и десантник отделался переломом пятки и сотрясением мозга. Другой паренек получил ранение прямо на базе: в голову попала пуля, выпущенная из американской винтовки, бьющей с расстояния до трех тысяч метров.

А ведь не раз бойцы попадали в серьезные переделки. Десантников третьего батальона бросали на самые опасные участки. Один раз ночью они вызволяли из окружения спецназовцев главного разведуправления, которые, захватив главаря крупной банды, попытались скрыться, но попали в кольцо душманов. В другой раз их направили на одну из высот сменить мотострелковую часть, которая не могла навести порядок в этом районе и несла потери от артиллерийских обстрелов. Десантники обнаружили и помогли подавить все огневые точки, порой вызывая огонь через себя. Но вскоре закончились вода и продукты, так как два месяца не было вертолета, который доставлял их на высоту. Когда были съедены все неприкосновенные запасы и местная дворняга Бача, пришлось спускаться за продуктами к местному населению.

Служба в Афганистане, настоящая мужская работа, риск и адреналин, простые доверительные отношения были по душе Сергею Шестакову. Когда дело шло к дембелю, он написал рапорт с просьбой остаться в Афгане на сверхсрочку. На сопку прилетел вертолет с письмами, этим же бортом замполит должен был отправить документы в Кабул. Офицер был человеком ответственным, но почему-то забыл это сделать. И – к счастью. Сергей получил из дома письмо с фотографией родителей. Как сильно они постарели за эти годы! Видно, что тяжело переносили разлуку с сыном, переживали за него… Сердце у десантника сжалось, и он забрал свой рапорт и вернулся домой… 

Сергей Николаевич признается, что после армии он долго адаптировался к новой жизни. 

Он не стал работать по полученной специальности электрика, а пошел в пожарную часть. Служба мужественная, опасная, ответственная – как раз то, что ему надо. И коллектив подобрался хороший. Его караул считался лучшим в гарнизоне. Там он и проработал до пенсии.

По мнению Сергея Шестакова, ввод войск в Афганистан был оправдан. Во-первых, неспокойный регион находился на границе с Советским Союзом, и через него на нашу территорию могли заходить караваны с оружием и наркотиками. Во-вторых, в случае победы исламистов американцы могли разместить в Афганистане свои военные базы и ракетные установки, угрожавшие СССР. Была огромная польза и для самого афганского народа, жившего, по сути, в состоянии феодального средневековья. Советские специалисты построили в республике школы, больницы, заводы, предприятия электроэнергетики, в стране появились асфальтированные дороги.

- И вывод войск 15 февраля 1989 года оказался своевременным, - считает ветеран афганской войны. - Потому что начался раскол Советского Союза, и не было возможности поддерживать армию. Она бы там просто погибла.

О службе в Афганистане ему напоминает голубой берет, который он каждый год надевает 2 августа, медали «За боевые заслуги», «За воинскую доблесть» и фотографии. С однополчанами он до сих пор созванивается, переписывается, общается по видеосвязи. У каждого из них своя дорога в жизни. Один отработал сыщиком на Петровке, 38, другой - в горячем цехе златоустского металлургического завода, третий - в пожарной охране, у кого-то, увы, жизнь не сложилась. Но все они вспоминают добрым словом те годы и свою дружбу.

Сергей НОВОКШОНОВ
Фото из архива сергея шестакова
                        
                        
Выпуск № 6
Поделиться в соцсетях:

 
Календарь
 
Информация
График работы редакции «Диалог»
понедельник — четверг
9:00 — 18:00

пятница
9:00 — 16:00

Газета выходит каждую пятницу.
Подать объявление и рекламу в текущий номер можно до 11:00 четверга.
 
Погода
ПОГОДА в Томске