Суббота
22 февраля 2020г.
16:01
место для соц сетей
 
Свежий выпуск
№7 от 21.02.2020
№ 7 (160)
 
Социальные сети
Поделиться газетой «Диалог»
 
Письма с фронта
Валентин Иванович Воронин бережно хранит фронтовые письма отца и своего старшего  брата. Эти три пожелтевшие от времени листа бумаги, на которых уже давно выцвели чернила, пропитаны любовью и заботой о родных, тоской о них и мирной жизни, верой в то, что враг будет повержен… Их Валентин Иванович принес в редакцию газеты «Диалог», пояснив: «Мне скоро исполнится восемьдесят второй год. Времени у меня, полагаю, осталось немного, и надо успеть то, что я задумал – опубликовать эти письма, отдав дань памяти отцу и брату, всем воевавшим и погибшим в Великой Отечественной войне».    

«Папку не видели?»


«Я родился в селе Китовка Ульяновской области. У папы и мамы нас, детей, было четверо: два брата – Иван и Анатолий, сестра Нина и я – самый младший, - рассказывает наш собеседник. - Отец Иван Васильевич, как все железнодорожники, имел бронь, но ушел добровольцем на фронт. В 41-м его туда отправили, а в 42-м, в феврале, как мы выяснили, он уже погиб под Смоленском.

Как рассказывали его два однополчанина, вернувшись после окончания войны в село (они тоже родом из Китовки), он получил ранение в живот. Их тогда бросили на противника прямо с поезда, без оружия, то есть без винтовок. Отца вместе с другими ранеными поместили в госпиталь, который организовали в какой-то школе. Госпиталь разбомбили немцы, и все, кто в нем был, погибли, остались лежать там. 

А до того мы считали отца без вести пропавшим.

Каким он был до войны? Мама, которая умерла в 1960 году, рассказывала, что он не пил, не курил, даже на своей свадьбе не выпил, что воспитывал меня дед Василий «на печке, в валенке доращивал». 

Из детства помню, как отец меня поднимал на своих ногах – так мы играли в «самолетик». Как я проглотил пятак, уже дышать не мог, и мама, засунув руку в мое горло, достала его оттуда.   

Помню начало войны. Мне тогда было три года и три дня. Как я сидел на шее у отца во время митинга, который шел на площади перед памятником Ленину. Все мужчины были настроены на скорую победу. Кричали: «Мы победим! Ура!»

Еще запомнил, как появлялся почтальон. Вначале вроде все его ждали с радостью, а потом, позже – начинался женский рев по всей улице. Значит, пришла похоронка. Наша семья получила извещение о том, что отец, находясь на фронте, пропал без вести.

Мы, ребятня, по окончании войны ходили на нашу большую узловую станцию, где с запада возвращались фронтовики, где шло и передвижение войск на восток, на Японию. Знали расписание всех военных поездов. Встречали их, бегали и спрашивали, повторяя: «Папку не видели?»

Весточка от отца

«Вот это письмо отец написал в октябре 1941 года, когда их отправили на переподготовку в Бугуруслан, - показывает Валентин Иванович. - Больше от него писем не было. Потому что в то время не до них было. 

«Здравствуйте, мои родные и знакомые! Посылаю низкий поклон своему родителю и желаю наилучшей жизни. Посылаю пламенный привет своей любимой Груше и своим любящим деткам – Ване, Толе, Нине, Вале.

Груша, я сейчас сильно обижен. Прожил уже 20 дней и ни одного письма не получил.  Писал и сестрам, и вам – ни от кого не получил ответа. 

Ваня, поздравляю тебя с днем твоего рождения. Ваня, сейчас тебе исполнилось 16 лет. И ты являешься старшим помощником своей мамы, и ты должен всячески стараться и помогать матери.

Я осознаю, что вам в настоящее время трудно жить, потому что вы жили за готовым, а теперь обо всем вам приходится заботиться самим. Нужно переживать трудности. Может быть, я вернусь, и тогда будет полегче. 

Толя, ножик, который ты мне дал, я потерял. Я купил новый.

Нина, пропиши хоть немного, как у тебя идет дело с учением, мне интересно знать.

Валя, мне хочется посмотреть на тебя. Ты уже, наверное, выучился петь песни, которые в день моего отъезда ты обещал выучить. Мы же до сегодняшнего дня не научились петь, и за них нас гоняют. 

Груша, мне интересно знать, что вы думаете делать с коровой и поросенком.

А как дела на нашем производстве? Кого взяли или нет? Я слышал, что Бардин Григорий находится в Бугуруслане. Его видел Архангельский. 

Груша, где находятся те ребята, которые поехали в Чкалово. 

Мы сейчас еще живем в Бугуруслане. Приступили к боевым занятиям. Занимаемся день и ночь. Иногда работаем в колхозе.

Сейчас я в колхозе. Здесь нам посвободнее и посытнее. Домашний хлеб доел 15 октября. Он уже начинал портиться. Теперь я добавляю сухари.

Груша, передай привет сестрам Нюре, Марфе, Насте и всем родным и знакомым. 

Адрес: Чкаловская область, г. Бугуруслан, почтовый ящик № 7, литер Б.

Пока, до свидания. Жив и здоров. Того и вам желаю. Крепко вас всех целую.
Пишите. Ответ жду с нетерпением».

Треугольник от Ивана 

А эти два треугольника пришли от моего брата Ивана Ивановича в 44-м, одно – летом, другое – осенью. 

 «Привет с фронта! Здравствуйте дорогие мама, Толя, Нина и любимый Валентин! Шлю вам свой горячий и чис-тосердечный привет. Желаю вам всего хорошего в вашей жизни.

Во-первых, сообщаю вам, что письмо ваше я получил, за которое говорю вам большое спасибо. 

Нина, ты в письме просила меня рассказать подробнее про мою фронтовую жизнь, справлялась о моем здоровье. Живу я относительно спокойно, к невзгодам и лишениям привык. Вольной жизни здесь уже нет, это знает каждый фронтовик. 

Как и прежде, здоров и весел, как всегда, только иногда находит на меня от раздумий грусть.

Сейчас мы находимся недалеко от фронта – отдыхаем, а после с новыми силами пойдем бить врага. Поскорее бы уже его добить и вернуться домой. 

Вы пишете, что сейчас дома находятся Ванява, Коля и приехал Борис В. Это их счастье. А мое счастье еще в стороне, и мне пока никак не вернуться домой. Чтобы приблизить этот момент, нам нужно покончить с лютым врагом. Если судьба будет благосклонной, то вернусь домой. Всем в нашей жизни управляет судьба, от нее не уйдешь. 

В целом  жизнь моя хорошая, и дела идут хорошо. А про события на фронте, думаю, вы и сами знаете – слушаете радио, читаете газеты.

Вы пишете, что с огородов все уже убрали, и готовы к зиме. Это хорошо, что у вас есть и просо, и картофель, и сено, и дрова. Этого хватит на холодную военную зиму. 

Погода здесь сейчас очень хорошая, теплая. Поляки готовят поля на весну. Но урожай они смогли убрать не везде, идут бои.

В одном из прошлых писем вы писали, что хотите променять корову. Напишите, променяли или нет. 

А еще недавно мне прислал письмо Борис  Лесин. Он пока жив и здоров, находится на фронте, мы с ним переписываемся. С ним находился и Борис Т., и некоторые ребята из Инзы.

Нина, ты писала, что 1 октября начинаешь учиться в школе. Учись хорошо, помогай маме и не обижай Валентина, помогай ему во всем. Он еще малой, ему жить надо и учиться.

Живите спокойно и хорошо. В этом вся ваша жизнь и учеба.

Писать закончил. Пишите ответ, жду. Крепко вас всех целую. Передавайте от меня горячий фронтовой привет Коле В., Борису, Ваняве и всем остальным. 

Ваш Ваня, 10 октября 1944 года».

«Брат Иван с 1925 года рождения. В 1942 году он, приписав себе год, ушел добровольцем на войну, - рассказывает Валентин Иванович. - Как я знаю, он был в полковой разведке. Вот смотрите, у него и на этой фотографии того времени, и на другой, где они втроем, – нигде нет погон. На груди у него – только орден Красной Звезды. 

Погиб он в феврале 1945 года в Польше – подорвался на мине. И был похоронен на польской земле, в деревне Гнатовицы Краковского воеводства.

Потом его сослуживец, который заезжал к нам, говорил, что брат Иван был представлен еще к одной награде – ко второму ордену Красной Звезды. Но мы его так и не получили».  

Безотцовщина

Валентин Иванович сказал, что ему всегда не хватало отца, брата. В детстве, бывало, кто-то где-то хулиганит, всегда говорили: мол, безотцовщина, - это те, у кого нет отцов, которые ушли на фронт и не вернулись. 

«Кто-то забрался в чужой огород за огурцами, - приводит он пример. - Сразу думают, что это мы. Однажды не  вытерпели, сказали, кто это сделал. Так этого мальчишку отец выпорол.

Обидно было мне иногда даже взрослому. Например, в шестидесятом году купил я мотоцикл, а аккумулятор к нему мне в магазине для ветеранов войны (помните, такие были в Северске?) не купить. Участники войны приобретают там своим детям дефицитные товары – я сам видел, а у меня отца нет.

Но, конечно же, мне его не хватало не из-за материальных благ, которых я не имел. Не хватало его добрых, одобряющих слов, душевной теплоты, счастливого осознания, что он есть у меня, что он рядом». 

Жизнь после войны

Конечно же, попросили мы нашего собеседника рассказать о себе – где учился, работал. 

«Приехал я в Северск в 1958 году после окончания в городе Чапаевске технического училища по специальности электромеханик, - рассказывает Валентин Иванович. - С этого времени отработал сорок восемь лет на Сибирском химическом комбинате слесарем контрольно-измерительных приборов и автоматики и в 2006 году по инвалидности ушел на заслуженный отдых. 

Жена Валентина Александровна тоже волжанка, из Ульяновской области. Мы вместе с ней в техническом училище учились. Поженились 14 февраля 1959 года и до сих пор живем. У нас две дочери, которые получили по два высших образования, пять внуков и десять правнуков». 

В свое время Валентин Иванович поступал в военное авиационно-техническое училище в Вольске: первый раз комиссию прошел, и их отправили на Волгу бревна вытаскивать для училища, вторую – не прошел, у него определили пониженное цветоощущение зеленого цвета левого глаза. 

Брат Анатолий, который в четырнадцать лет пошел работать в депо учеником, дорос до слесаря-клепальщика паровозных котлов, окончил курсы машинистов и ушел в армию, хоть у него и была бронь, отслужив четыре года в железнодорожных войсках, тогда сказал ему: «Давай к нам – в депо. У нас нет зеленого цвета – только синий, красный, белый – на железной дороге».  

А знакомый, который учился в Чапаевске в техническом училище на электромеханика, предложил: «Давай к нам. В октябре будет дополнительный набор. Попытайся».

Попытался, подал документы, получилось – приняли без экзаменов. Правда, брат предлагал ему поступать в техникум химический. В школе у Валентина по химии было «отлично».
«Но не пошел я в техникум. А многие его выпускники того времени тоже оказались на Сибирском химическом комбинате. Все равно нас судьба свела здесь», - замечает Валентин Иванович. 

«Внуки балуют вас вниманием?» - спрашиваю его.

Он улыбнулся:

«Постоянно – и те, кто живет в Северске, и те, кто находится в Томске. Часто приезжают, помогают, все убирают. У меня в Кижирове есть дача, где уже третье поколение ребятишек выросло. Летом все там. 

Более того, одна внучка каждый год приезжает из Америки и месяц живет на этой даче. Она вышла замуж за американца. Познакомилась с ним, когда была там по обмену. Она с высшим образованием, очень способная в компьютерных технологиях. Сейчас у нее с мужем четверо детей – четверо моих правнуков. Короче, жизнь там тоже неплохая. Но каждому - свое. Так бы, наверное, ее не тянуло бы на родину – отпуск здесь провести. Как старшая правнучка говорит: «Два месяца в деревне – это долго, а месяц – хорошо!»

И мир – это хорошо! Вот уже выросло второе поколение людей, не знавших войны. Однако в каждой семье нашей Родины чтят память тех, кто отстоял свободу. Вот и мои дети и внуки каждый год встают в ряды Бессмертного полка, с гордостью несут портреты моего отца  и моего брата, отдавших жизнь на полях сражений…»

Александр ЯКОВЛЕВ
Фото автора
                        
                        
Выпуск № 4
Поделиться в соцсетях:

 
Календарь
 
Информация
График работы редакции «Диалог»
понедельник — четверг
9:00 — 18:00

пятница
9:00 — 16:00

Газета выходит каждую пятницу.
Подать объявление и рекламу в текущий номер можно до 11:00 четверга.
 
Погода
ПОГОДА в Томске