Четверг
26 мая 2022г.
01:33
место для соц сетей
 
Свежий выпуск
№19 от 20.05.2022
№ 19 (275)
 
Социальные сети
Поделиться газетой «Диалог»
 
Сестра милосердия
Участнику Великой Отечественной войны Любови Степановне Прысевой 95 лет. В 1942-м она, семнадцатилетняя девушка, окончив полугодовые курсы медсестер на станции Дема в Башкирии, поступила работать в эвакогоспиталь.

Чижик


Вчерашняя выпускница школы вынуждена была быстро повзрослеть, взвалив на себя огромный груз забот: делать раненым солдатам перевязки и другие медицинские процедуры, стирать и сушить бинты, ведь перевязочного материала катастрофически не хватало, а еще помогать тяжелобольным писать и читать письма, успокаивать бойцов добрым словом. Она старалась везде поспеть, каждому уделить внимание. Так и порхала от одной койки к другой. Солдаты ее прозвали Чижиком. Возможно, потому что она была маленькая, молоденькая, с шикарной косой ниже пояса. Так и называли ее ласково: «наш Чижик». 

А Чижику некогда было даже выспаться. В то трудное время Любовь и ее мама жили в маленьком домике, и  выживать им помогал огород, который тоже отнимал много сил…

Не думала она, учась в школе, что станет медсестрой, что вся ее трудовая жизнь будет связана с этой профессией. Подростком она любила танцевать, по молодости хорошо играла на гитаре. Впрочем, как говорит ее дочь Людмила Алексеевна Шеремет, преподаватель фортепиано в Детской школе искусств, в том, что мама стала медицинским работником, нет ничего удивительного. Потому что ей изначально была присуща любовь к окружающему миру, людям, и желание оказывать им помощь, потребность заботиться о них у нее шли от сердца. 

Любовь всей жизни

Со своим будущим супругом Любовь Степановна познакомилась в 1949 году. Алексей приехал в Дему из другого района, устроился на работу. Впервые они встретились в гостях. Он сразу обратил внимание на красивую девушку, которая оказалась еще и остроумной, да к тому же умела слушать собеседника, проявляя должное внимание. Вечером он проводил ее до дому. Потом – еще раз и много-много раз. Общие друзья не выдержали, поставили вопрос ребром: «Хватит провожать! Пора жениться!» И в том же году, 23 сентября, молодые расписались, правда, отметили событие лишь в ноябре. 

Стали северчанами

В 1951-м Алексея призвали в армию, направив его в строящийся засекреченный город под названием «Почтовый ящик № 5». Скоро сюда перебралась и Любовь с годовалой дочкой и устроилась медсестрой в часть, в которой служил муж. Жили они в бараке, в котором им выделили две комнатки. 

После того как у Алексея закончилась срочная воинская служба, молодая семья осталась в Северске. Любовь Степановна устроилась медсестрой уже в ЦМСЧ-81, где проработала до самой пенсии, сначала – в детском саду, потом – в школе, затем – в детской поликлинике и стоматологии. Алексей Григорьевич трудился в ЖДЦ СХК – начинал помощником машиниста, а потом самостоятельно водил составы по железной дороге. Его фотография часто размещалась на Доске почета.

Сила слова

Через десять лет жизни в бараке им дали двухкомнатную квартирку на улице Крупской. 

- Так получалось, что мама всегда была рядом со мной, - отмечает Людмила Алексеевна. - Когда я ходила в детский сад, она в том же саду работала медсестрой. Когда я была школьницей, она работала медсестрой в моей школе, где у нее всегда были санитарные "тройки" – небольшие объединения учащихся, которые следили за чистотой в классах и которых она обучала азам медицины. Например, как оказать первую помощь, как бинтовать, накладывать жгут и так далее. Эти девчонки все время бегали к ней, чтобы пообщаться, поделиться своими секретами. Я даже ревновала маму. Но, повзрослев, поняла, что ее внимания хватит на всех. 

О ней до сих пор добрыми словами отзываются мои одноклассники и учителя. Недавно встретила одну женщину. «Вы – дочь Любови Степановны?» – спросила-уточнила она. Подтверждаю. Говорит: «Передайте ей большой привет. Я у нее санитарным активистом была. Мы ее так любили. Мы ее до сих пор вспоминаем, какой она была доброй женщиной». 

Мама, правда, всегда была доброй. Я от нее, как и от папы, ни разу грубого слова не услышала. Она действительно добрейшей души человек. 

Впрочем, когда надо было, мать могла дочери и свое строгое слово сказать. Хотя вообще строгостью в семье отличался отец, когда того требовала ситуация.  

- Он мог так поговорить, так в душу к тебе залезть, что сразу – слезы градом, - говорит Людмила Алексеевна. - Помню, я училась в первом классе во вторую смену. После уроков мальчишки стали нас пугать, и я пошла к маминой знакомой, и что-то мне захотелось у нее остаться. А меня дома потеряли. Стали разыскивать. Потом, конечно, мама меня там нашла. Сказала: «Подожди, папа придет с работы, он с тобой поговорит». И вот папа пришел, а я боюсь. Он спокойно, не торопясь вымыл руки, по-моему, даже перекусил. А я же жду, когда гром небесный грянет. Я уже осознала, что что-то не так сделала. Потом отец говорит: «Людмила, иди сюда». И начал со мной беседовать. Вот так меня, провинившуюся, воспитывали словом.  

Помнит дочь, хотя она тогда была совсем маленькой, и как пару раз отец прокатил ее на тепловозе. И как он однажды, это была уже осень сырая, промозглая, принес в дом маленькую собачку японской породы – карманную, гладенькую, с кривыми ножками, мордочка, как у лисички, которую обнаружил в подъезде. Щенок, который пищал, мерз, в ладошку поместился. Пятнадцать лет эта Булька прожила.

Еще в семье всегда были кошечки, тоже все «подобрашки». А сейчас в их квартире, в которой дочь продолжает ухаживать за мамой, теперь лежачей больной, проживают кот Маркиз и кошка Анфиса.  

- Мы с мамой без этого не можем, - говорит Людмила Алексеевна. - Еще мы очень любим птиц. Папа всегда их кормил. Семечек у нас – килограммы были, и сейчас они не выводятся дома. Мы всех подкармливаем - животных, птиц. Нам всех их жалко. 

Льется музыка

Еще Людмила Алексеевна рассказала такую удивительную историю:

- Когда я пошла в музыкальную школу, успешно выдержав большой конкурс, мама сказала папе, что тоже хочет учиться музыке. Мол, в свое время у меня не было такой возможности. 

И что вы думаете? Она поступила на вечернее отделение и начала тоже учиться по классу фортепиано. Вообще родителям очень нравился аккордеон, они хотели, чтобы я на нем играла. Но я не захотела, выбрала другой инструмент. Поэтому мама тоже пошла на фортепиано. 

Но ей пришлось отказаться от этого. Папа работал машинистом – работа тяжелая, в день-ночь, два дня отдыхает. А в ночь или с ночи спать надо. А тут одна играет, потом другая садится за пианино. Пожалела она отца.

- Ваша мама в молодости играла на гитаре, любила танцевать, мечтала получить музыкальное образование. Может быть, все это определило ваш выбор профессии? - спрашиваю Людмилу Алексеевну. 

- Я не собиралась связывать свою судьбу с музыкой, - признается она. - Потому что занималась театральным искусством, ходила в народный театр, а также в танцевальный коллектив. Я ни одного спектакля не пропустила в театре, который назывался тогда – театр музыкальной комедии. Мечтала поступить в театральное. Но мне мой руководитель сказал, что туда сразу я могу и не поступить, и тогда надо будет чем-то позаниматься. У меня было свидетельство об окончании музыкальной школы, и я пошла работать музыкальным работником в детский сад. И вот попробовав себя в действии, мне это было интересно, я уже поступила в музыкальное училище. 

А вообще в детстве я хотела быть балериной. Спала и видела себя в балете. Мама мне рассказывала, что, когда я родилась, еще не умела много ходить, услышав по радио музыку, держась за кроватку, приплясывала, произнося: «Музя, музя!».

Сострадание плюс вера

- А почему вы не пошли по маминым стопам? - спрашиваю ее. 

- Хотела, - Людмила Алексеевна засмеялась. - А мама сказала: «Нет. Хватит нам в семье одного медика». Кстати, папа хоть и не был медиком, но мы его называли медиком без диплома. Потому что он очень любознательным был, читал соответствующую литературу, которая имелась в доме, – справочник медицинского фельдшера и другие. Еще ему подарили большой двухтомник «Травы и их целебные свойства». Отец сам мог сказать, что надо делать, как лечить. В принципе он этим и занимался дома – и себя, и маму лечил. 

Людмила Алексеевна полагает, что именно работа в госпитале во время войны воспитала в маме такие качества, как терпение и сострадание. Любовь Степановна верит в Господа Бога, считает, что не надо гневить его и вообще никого, что нужно жить в любви, дружбе и согласии. Веру эту ей в детстве привила ее мама, украинка, волею судьбы оказавшаяся с семьей на Урале.   

За Любовь!

В любви и согласии Любовь Степановна прожила с мужем шестьдесят лет, сыграли бриллиантовую свадьбу. А на следующий год он ушел из жизни из-за своей продолжительной болезни. Одиннадцать лет как его нет.  

Но у нее, помимо дочери, есть внук, который ее не забывает – нынче он руководит большими строительными проектами. Ее навещает старшая правнучка, которая занималась танцами, окончила музыкальную школу и вдруг поступила в университет на факультет физики – уже учится на пятом курсе и на пятерки сдает сессии. Два  правнука Алиса и Женечка - еще совсем маленькие, но их фотографии, разумеется, тоже греют душу Любови Степановны.

- Мне кажется, маму не зря родители назвали Любовью, - говорит Людмила Алексеевна. - С любовью она и шла по жизни. И первый мой тост в любых компаниях – это «За Любовь!», имея в виду это чувство в широком смысле слова и отдавая дань уважения своей маме. 

Александр ЯКОВЛЕВ
                        
                        
Выпуск № 17
Поделиться в соцсетях:

 
Календарь
 
Информация
График работы редакции «Диалог»
понедельник — четверг
9:00 — 18:00

пятница
9:00 — 16:00

Газета выходит каждую пятницу.
Подать объявление и рекламу в текущий номер можно до 11:00 четверга.
 
Погода
ПОГОДА в Томске